Смертельное пари

Автор: 
Элла Рейн

Бальный зал был залит ярким светом, блики от которого плясали на начищенном паркетном полу. На бал был разрешен вход для адептов пятых – седьмых курсов, и потому народу было много. Адептки в красивых платьях кружились в вальсе под восхищенные взгляды юношей. Гости из Академии Мерлина, мгновенно разобравшись, что к чему, устремились к девушкам с лечебного факультета.

Когда я увидела, как стараниями магистра Хирона появился зимний сад, примыкающий к бальному залу, мне стало не по себе. В памяти мгновенно пронеслась сказка о бале, прочитанная мною в библиотеке Тайной канцелярии, но адептки завизжали от восторга, и первыми туда побежали именно девушки из команды Януса Змееносца.

– Магистр Хирон, – воскликнула адептка Белла Кандиш, – Вы такой искусный маг, я должна стать такой же, обязательно.

– Беллочка, у тебя есть все для этого, поверь мне, деточка, – довольно заулыбался он в ответ.

Вот так во время танцев все и бегали в зимний сад, кто группками, а кто парочками, полюбовавшись диковинными цветами, возвращались обратно и продолжали танцевать.

– Адептка Тримеер, мне показалось или Вы чем-то расстроены? – раздался за моей спиной голос Георга Норберта, – не откажите в танце, пожалуйста, а может, пройдем в зимний сад? Там нам никто не помешает спокойно поговорить.

– Нет, адепт Норберт, никуда я с Вами тет-а-тет не пойду.

Мы двигаемся в менуэте плавно, не торопясь. А рядом с нами адепт Гемон Плинф, придерживая своей огромной ладонью миниатюрную ручку Калипсо Дирваш,  счастливо улыбается и что-то умудряется ей рассказывать. Она рассеянно смотрит на него, но слушает внимательно. Гемон давно поглядывал на нашу тихую и замкнутую сокурсницу и наконец решился.

– Видана, я Вас сильно обидел за эти дни? – допытывается адепт Норберт, – Вы очень неразговорчивы, но я уже знаю, если Вы в настроении, то улыбчивы и общительны.

– Георг, а о чем нам разговаривать? – спросила я, – ну, конечно, можно Вас спросить, с каким заданием Вы сюда прибыли, но честного ответа я не получу.

– Отчего же, я готов ответить на все Ваши вопросы, – отвечает он мне, – первая причина, по которой я здесь, – Вы! Я не шутил тогда на острове, что хочу познакомиться с Вами и общаться. Мне Вы понравились: умная, красивая и обаятельная девушка, нужно быть глупцом, чтобы сделать вид, будто мне не интересна Видана Тримеер. Второе - я хотел сам из Ваших уст получить подтверждение, что Магический дневник в империи и он в замке Тримееров. Уверен, так и есть. И третье - снова Вы… – он замолчал, не сводя глаз с моего лица, которые стремились проникнуть внутрь, – начинайте привыкать к мысли, что  Вашим следующим мужем стану я: молодой, умный и с серьезными амбициями. Вы нужны мне, именно рядом с Вами я сверну горы и добьюсь всего, чего только пожелаю.

– Адепт, Вы думаете, о чем говорите? – изумилась я и остановилась, – Вы себе что позволяете?

– Леди Тримеер, я настойчив и упорен, наступит момент, а я дождусь его, и Вы скажете мне: «Да»! – он смотрел на меня в упор ледяным взглядом материнских глаз.

– Адепт Норберт, выбросьте эту идею из головы и попросите своего покровителя лорда Илорина Делагарди подобрать Вам в брачную партию племянницу какого-нибудь короля, ему это ничего не стоит, – ответила я и, развернувшись, пошла прочь.

– Он одобрил мой выбор и согласился, что именно Вы - самая лучшая партия для меня. Вы знаете, кто я? – адепт, схватив меня за плечи, развернул к себе, в его черных глазах плескался гнев, – вот обязательно испытывать мое терпение?

– Эй, гость, ты ничего не попутал? – раздался рядом с нами голос адепта Плинфа, и Георг Норберт мгновенно опустил руки, – у нас в Академии с девушками так не обращаются. И вообще, тебе от Виданы чего нужно? Пошел, обжимайся по углам со своей подружкой, вон она всю шею вытянула, наблюдая за тобой. Пожалей девку, так ведь и гусыней стать не долго, а адептку Тримеер в покое оставь, она леди замужняя и не твоя.

– Я все сказал, адептка Тримеер, надеюсь, Вы меня услышали, – гневно бросил Норберт и отправился в другой конец зала, откуда на него смотрела его соседка по столу адептка Этра Дориш.

– Видюш, ты расстроилась? – спросил у меня адепт Плинф, – не бери в голову, избалованный мальчишка, мнящий себя звездой своей Академии. Он, может, и звезда, но не у нас.

Я покинула танцевальную зону и подошла к окну, чтобы не мешать танцующим парам. Подняв голову к небу, на котором уже появился серпик луны, осознала, как мне неприятна ситуация, случившаяся мгновение назад. И она мне совсем не нравится. Что стоит за заявлением Георга, что за планы вынашивает лорд Илорин Делагарди?

– Видана, ну почему ты такая сердитая? Улыбайся. Турнир окончился, мы выступили великолепно, шутка ли –  половина всех призовых мест наша, –  ко мне со счастливыми лицами приближались Тамила с Камиллой, так похожие друг на друга,  что у меня зашевелились сомнения, а может, мать у них одна? Они напоминали мне сестер – двойняшек.

Обе оживленные, радостные, что неудивительно: Тамила сразила всех своим докладом по вышивкам. Адепты потом крутили головами и друг у друга переспрашивали, не пошутила ли она - возвела вышивки, обычные вышивки, в ранг отдельного магического искусства и ведь доказала, что именно так оно и есть, выставив на всеобщее обозрение несколько волшебных работ, выполненных своими руками. А затем посыпались вопросы, на которые адептка Рамон отвечала легко, с улыбкой, которая становилась все довольнее и довольнее. В общем, если после такого выступления к ней в очередь выстроятся музеи империи как к эксперту, то лично я совсем не удивлюсь.

 – Пойдем в зимний сад, ну пожалуйста, – попросила Тамила, на ней было очень красивое алое платье, а на плече изумительная черная брошь – летучая мышь. Глядя на нее, я испытала какое-то беспокойство, мне показалась, она живая. Но сконцентрироваться не удалось, сестренка закружилась, а затем и подбоченилась.

– Понравилась? – засмеялась она и пальчиком погладила брошь, – мне тоже очень нравится, выглядит как настоящая.

– Нет, ну правда, пойдемте в зимний сад, – поторопила нас Камилла, на ней было платье цвета мяты, и на плече тоже брошь – грациозная кошечка серебристого цвета, – сейчас на улице фейерверки будут запускать. Я хочу их увидеть оттуда, ну же, поспешим, – и озорно улыбаясь, развернулась и побежала в зимний сад.

– Сестренка, да что с тобой? Ты себя хорошо чувствуешь? – с удивлением спросила Тамила и последовала за ней.

Все происходило как в дурном сне, хотелось проснуться, но не получалось, и я почти бегом поспешила за девушками, моля про себя только об одном: пусть ничего не произойдет.

Камилла и Тамила стояли у застекленной стены и, улыбаясь, рассматривали распадающиеся в темном звездном небе разноцветные снопы искр, образующие различные причудливые фигуры.

– Вида, иди сюда, – позвала Тамила. На ее лице было такое счастье, что мне стало немного стыдно за свои мысли. Я приблизилась к девушкам, они повернулись ко мне и взяли за руки.

– Улыбнись, пожалуйста, - попросила Камилла, – все прекрасно, что не так? Папа рад, что мы с тобой в одной Академии, и передает привет. Он написал, что помнит Аллиан очаровательной девушкой, и уверен, ты такая же.

– Девчонки, а давайте поклянемся, никогда, слышите, никогда не расставаться, – предложила Тамила и обняла нас за талии, притягивая к себе. Сильная рука, железная хватка, – я не слышу ответа…

Я не узнавала ее голос. Раздался шум, резко повернула голову, двери в зимний сад захлопнулись, а он сам неожиданно стал переходом, по которому нас понесло с огромнейшей скоростью. Последнее что увидела –  потрясенные глаза адепта Норберта, пытавшегося ворваться в зимний сад.