Старые легенды оживают

Автор: 
Элла Рейн

В своей комнате в общежитии Академии я появилась за несколько минут до подъема. За окном, сквозь темное предрассветное небо, пробивался солнечный лучик, кругом стояла тишина – последние минуты сладкого сна адептов. Вспыхнул магический светильник, и адептка Тримеер приблизилась к столу поприветствовать его жителей. Обе совы обозревали меня невидящими глазами, а кукла проскрипела своим безэмоциональным голосом:

– С возвращением, леди Тримеер! Я соскучилась без тебя. Мне так не хватало твоих улыбок, рассказов и даже слез. Ты не забыла: мы с тобой целых шестнадцать лет не расставались больше, чем на несколько часов? А тут на каникулы улетела, а потом и еще дальше.

– Вевея, так может, мне тебя с собой забирать? – уточнила леди, удивленная такой разговорчивостью куклы, – куда я – туда и ты?

– Нет, дорогая еще не время, здесь я недосягаема для всех. Вот на каникулы отправишься и заберешь, – не согласилась древняя хранительница.

И тут разом загалдели обе совы.

– Ой, ну надо же, вы только посмотрите, – язвила от радости ректорская птичка, – явилась, не запылилась. А мы уже заскучали: что-то больно тихо в Академии стало, а это Виданка отсутствовала.

– Видана вернулась, – голосом Цирцеи вторила сова, подарок Конрада, – я тебя на днях вечерком навещу, новости столичные расскажу. И привет тебе от нашего библиотекаря из замка. Что-то он там обнаружил и велел спросить:  ты книгу, что леди Витален Барнаус подарила, открывала? Он для нее словарь нашел, книга-то из библиотеки Тримееров.  

– Что? – изумилась я и опустилась в кресло, – как из библиотеки Тримееров, он ничего не попутал? ... Цирцея, мне нужна вся информация о ней и словарь.

– Будет сделано, – пискнула сова, и наступила тишина.

– Племянница, – ехидно так уточнил ректор, – ты хоть поспать сегодня успела? Сразу к делам приступаешь. Ты давай-ка, малышка наша, не спеша, постепенно втягивайся и да, с расписанием ознакомься – там Арес тебе изменения внес.

И вдруг предрассветную тишину нарушил звук рога Эфрона, и мгновенно захлопали двери, послышались топот ног и недовольное бурчание адептов, досыпающих на ходу.

– Ну что, скучала по Академии? Добро пожаловать домой, леди Тримеер, – хихикнула сова, – другая бы на твоем месте на домашнее обучение сбежала, а ты, смотри, вернулась. Я рад, давай отправляйся на зарядку, наш бог по тебе, небось, тоже соскучился. Не удалось ему адептку Тримеер еще погонять, ну ничего, сегодня наверстает.

Накинув салфетку на глиняную сову, я надела спортивный костюм и побежала на общее построение. Не успела выскочить за дверь жилого корпуса, как в глаза бросилась целая толпа понурых финансистов, которые, опустив головы, стояли перед Эфроном.

 – Ну и чего вы тянитесь, рыхлые чудовища? Я вам какую задачу месяц назад ставил? Не помните? Ах-ах-ах, вы только посмотрите на элиту нашей Академии, где ж вы память-то оставили? Опять на выходных по трактирам  да барам нашей столицы отирались? – Издевался он, – а ведь было велено через месяц наравне с адептами других факультетов бегать, а вы уже и от адепток отставать стали. Ага, – Эфрон увидел меня, – адептка Тримеер появилась, какая радость. Виданка, тебе задача максимум – убежать от этих нетренированных адептов, а вам, жертвы попустительства нашего руководства, – ее догнать. Адептка после ранения слабенькая, пары кругов достаточно. Ну, чего стоите рассусоливаете? – рявкнул он, – побежали!

Я и побежала, за мной в погоню рванули финансисты, топот ног, тяжелое дыхание и желание во чтобы то ни стало догнать адептку Тримеер. Но тут, откуда не возьмись, рядом со мной появились Гвен Лангедок и Шерлос, и начали, потихоньку увеличивая темп, уводить меня вперед, где уже маячил Алистер.

– Ох и фантазер наш Эфрон, – ухмыльнулся брат, – бросил им кусок мяса, мол, она слаба, ату ее ату. Ну-ну, мы еще поглядим, чья возьмет. Дыши спокойнее, через нос. Хорошо, что ты вернулась, без тебя чего-то не хватает.

– Если не сложно, в двух словах, что произошло без меня? – попросила я.

– Гвен появился, – заулыбался он, – и сегодня мы планируем, коль ты вернулась, вечером собраться у кого-нибудь в комнате. Попьем чаю и пообщаемся. Ты с нами?

– Увидим, – только и ответила я, бежать было сложно, под ногами мягкий снег, в который то и дело проваливаются ноги.

– А чего смотреть? – удивился Шерлос, – лорд Тримеер сейчас занят будет дней несколько. Ночью наш караван, везущий товары из Дальнего Королевства, ограбили и расстреляли. Ответственность на себя взял Орден Смерти, папа дал знать, что они в командировку отбывают. Ты сейчас в Академии будешь, пока твой лорд не вернется.

Больше мы не проронили ни слова. Вспоминая встречу клуба Магического единения и факт разгрома филиала Ордена Смерти на Южном острове, я подумала, что это месть – как за возвращение острова, так и за уничтожение на нем смертоносного вируса. Два круга пробежали честно, впереди, как путеводная звезда, бежал Алистер Данглир, и когда мы закончили дистанцию, он подхватил меня на руки и закружил.

– Сеструня любимая, как я рад – ты снова с нами. А кто-то предрекал, что ты сбежишь на домашнее обучение, – поставив меня на твердую почву, заявил он, – согласись, это было бы нечестно.

– Однозначно, – подтвердила я, – и что бы я там делала? Померла со скуки.

– Виданка, – раздался счастливый возглас, – ты вернулась! УРАААА!

Раскинув руки в стороны, ко мне летела Тамила, она заканчивала дистанцию и, увидев меня, не выдержала. Мы обнялись, какое счастье – моя сестренка, как я соскучилась по тебе. Кажется, я только подумала, вслух не произносила.

–  Если бы ты знала, как я соскучилась, – прошептала она, смахивая слезинки, – пойдем в корпус, пока не замерзли.

И мы в сопровождении Алистера, Шерлоса и Гвена направились к дверям нашего корпуса.

– Ой, ну вы только посмотрите, как всегда боевые кентавры отличились, – раздался ехидно-насмешливый голос Северуса, – сеструня, опять они впереди планеты всей, да?

– Ну что ты, – рассмеялась я, – мы сегодня четыре пары рядом сидеть будем, я впереди, а  ты за другим столом. Стоит ли прибедняться так?

– Я тут решил с Леонардом договориться, пусть передвигается на мое место, а я рядом с тобой сидеть буду, – важно заявил Северус, – нечего, у него вопрос решен, а мне еще уговаривать да уговаривать, пока несговорчивая леди Тримеер решит, что такой, как я,  в родственниках не лишним будет.

– Ух ты, Видана, только посмотри, как все соскучились по тебе, – раздался веселый голос Локидса, – хоть и не догнали, но как приятно, что ты с нами.

– Так, мы в корпус, – решила я, – скоро завтрак, и да, еще пара добрых слов, и расплачусь.

– Видан, – меня прервал голос Леонарда, догонявшего нас, – ты к философии готова?

– Нет, а что нас ожидает? – спросила я, вспомнив, что «Философия магии» у нас первой парой, нам был обещан семинар. А второй – лекция в поточной аудитории. Ох, у нас еще и «Оккультная анатомия» сегодня, но к ней я готова.

– Тиберий жестоко пошутил в прошлый раз, тебя не было, и велел нам подготовить доклады по тайным обществам, – ухмыльнулся Леонард, – стон в аудитории такой стоял, финансисты и целители рыдали от несправедливости жизни.

– Как странно, а причина слез в чем? – удивилась адептка Тримеер, посчитав, что темы докладов очень даже интересные.

– Ну, понимаешь, целителям эта сфера совсем не близка, они больше по травкам, мазям да массажам всяким. А финансисты сразу завизжали, что профессор  – поклонник теории заговоров, тайного мирового правительства, что попахивает отклонениями в психике. Правда, Локидс и новенький адепт Гвен Лангедок как-то резко так всех к порядку призвали и дали понять, что мысли свои каждый пусть держит при себе, а к семинару готовиться придется, – рассказывал Северус, – самое веселое в том, что Тиберий финансистов на семинар опять с нами поставил. Вообще-то сегодня очередь целителей, но у него есть опасение, что, если их вместе посадить, семинар будет сорван.

 

По мне скользнул чей-то взгляд из окна нашего корпуса, я резко подняла голову, от окна отпрянула фигурка. Адептка и скорее всего с младших курсов – слишком тонкая тень. Странно, что это могло быть? И ищейка, резко тряхнув ушами, подняла голову и приказала: «Не расслабляйся, родная. Я жить хочу, и потому держи глаза и уши открытыми и будь предельной внимательной». Поднялись с Тамилой на этаж, захватив полотенца, отправились умываться и собираться на завтрак и занятия.

 

В столовой очень шумно, адептки обсуждают открытие нового сезона в императорском театре, которое состоится на этих выходных. Все охали и ахали, до меня донесся голос одной из старшекурсниц:

– Девочки, а вы слышали, что лорд Брюс Блэкрэдсан свободен, его леди Изольда покинула империю и не намерена возвращаться. И он в новой пьесе играет главную роль, я была на репетиции. Это потрясающе, Брюс – бог сцены, какая игра, все театралки рыдали навзрыд. На премьере будет аншлаг, билеты уже на прошлых выходных нельзя было достать.

– Милица, ты близко-то видела этого служителя Мельпомены? – все перекрывал голос Ирмы, – он же старый, а у тебя слюни текут.

– Да ладно, – ехидно отпарировала ее однокурсница, – ты еще недавно с ума сходила от лорда Тримеера, а он тоже не юноша. Подумаешь, чуть помоложе Блэкрэдсана будет.

– Нашла что вспоминать, – язвила Ирма в ответ, – это наша знаменитая полукровка за папочку замуж выскочила, а у меня муж молодой и красивый.

И резко смолкли разговоры за столом, адептки начали осторожно поглядывать в нашу сторону, где мы с Тамилой делились впечатлениями о прошедших выходных.

– Ну, Ирма, тебя даже замужество не меняет, да? – развеселился Северус, – как была глупкой, так и осталась.

– А что я? – взвилась Ирма, – все знают, что лорд Тримеер намного старше Виданы, в отцы годится. За старика вышла и думает, что будет у нее счастья полная корзина с горкой.

– Ирма, ты давай язык придерживай, – насмешливо посоветовал Северус, – не знаю как тебе, а мне известно, кто будет преемницей Регины рода Тримеер.

– Мне тоже известно, – подскочила Ирма и оказалась рядом с Северусом, уперев руки в боки, сверху вниз смотрела на него, – Генриетта Амбрелиаз. Мне об этом леди Амилен Тримеер поведала,  еще до свадьбы ее старшего сыночка.

– Неужели? – съехидничал Северус, – а вот я лично от леди Гертруды слышал, и не поверишь, это не Генриетта. Ты думай, прежде чем говорить что-либо, а то потом на полусогнутых перед преемницей полжизни пропляшешь. Причем по своему же желанию, отмываться будешь.

– Ну и кто это? – теряя терпение, взвизгнула она, – чего интригуешь? Говори.

– Не говори, Северус, – попросила я и, покидая с Тамилой столовую,  неожиданно погладила Ирму по плечу, – не стоит. Леди Дарнелл все никак успокоиться не может, вместо того чтобы радоваться, что муж ей достался молодой и красивый. Ирма, вы ведь очень красивая пара и подходите друг другу, что ж ты дурить-то продолжаешь? А кстати, у меня маленький презент, – я достала из кармана форменного платья фигурку  из тигрового глаза и вложила в ее узенькую ладошку, – интересная вещица, в хозяйстве пригодится.

– Ненавижу, – раздался ее стон за моей спиной, – я тебя ненавижу, Виданка. Почему ты? Почему он выбрал тебя? Это должна быть я, понимаешь? Я! – заорала Ирма.

– Дура! – припечатал голос Северуса, – преемница она – Видана Тримеер. Извиниться не забудь, пустоголовая.

Двери столовой закрылись, отсекая голоса, а я вновь поймала на себе взгляд. В коридоре кроме нас с Тамилой сновали адепты, но я не видела, кто бы смотрел на меня.

– Ой, простите, пожалуйста, – я фактически из-под ног выхватила девчушку с первого курса. Не отводя от меня глаз, она прошептала, – засмотрелась.

– Как тебя зовут? – машинально спросила я, поставив ее на ноги и помогая отряхнуть серое форменное платье, – с какого факультета?

– Я Элиза, факультет практической магии, – отвечала, а сама смотрела на меня во все глаза, именно ее взгляд и преследовал меня. Худенькая, темные волосы и серые глаза, внешне – гадкий утенок, мы все такие в возрасте двенадцати лет. Но вот глазенки – умные не по возрасту.

– И что нужно от меня малышке Элизе? – уточнила я.

– Ничего… – еле слышно шепчет она, а глазенки стремительно наполняются слезами, - простите, я нечаянно, честно-честно.

И отвернувшись, она убегает, а я смотрю, как заплетаются ее тонкие ножки.

– Не поняла, – растерянно произнесла Тамила, – это что было? Мой крестный здесь не причем, это однозначно. Вида, ты понимаешь что-нибудь?

– Догадываюсь, – подтвердила я, – разберемся. День-другой, и все будем знать. Пойдем, у нас лекция начинается через пять минут.