Волшебный ключ

Автор: 
Элла Рейн

В комнатке рядом с его кабинетом, где мне было предложено разместиться, на столе ждала папка с документами.

– Видана, прочитай, пожалуйста. Это информация из Королевства Туманов о невесте наследника престола и ее окружении. Мне нужен твой  непредвзятый взгляд. И да, никаких путешествий в прошлое, – отдал распоряжение замглавы Тайной канцелярии и покинул комнату.

Я села, разложила свитки и стала знакомиться с донесениями, присланными резидентами Королевства.

Невесту  Фетарху XI подобрали десять лет назад, когда принцессе Кирстен исполнилось шесть лет, а ему – десять. Были заключены соответствующие соглашения и определены направления, по которым необходимо было обучать принцессу, сюда входили: кулинария, танцы, рукоделие, иностранные языки, искусство сервировки стола, этикет, музыка, литература и живопись. Магические искусства империи под Черной луной были представлены артефакторикой, талисманикой, бытовой и ритуальной магией, оккультной медициной.

Для принцессы нанимались учителя – искуснейшие мастера своего дела – в том числе и из других королевств. Я читала, отмечая для себя некоторые вопросы, пока, вроде, ничего необычного: маленькая девочка, младшая дочь короля, которую готовят для роли будущей императрицы империи под Черной луной. В папке лежали рисунки, на которых была изображена Кирстен по мере ее взросления. Из них можно было проследить, как маленькая девочка превращалась в подростка, а затем в прелестную юную леди. Отмечались и ее успехи на разных поприщах: принцессу называли талантливой музыкантшей и танцовщицей, она неплохо рисовала, но вот учитель литературы переживал, что читать его венценосная ученица не любила. Я углубилась в список учителей, просматривая информацию на каждого и королевство, из которого они прибыли. Задержалась взглядом на учителе танцев из королевства Белой Звезды, отметила учителя из Дальнего королевства по живописи и остановилась на учителе кулинарии из нашей империи.

Асклепий-старший был представлен двору в качестве учителя принцессы весной прошлого года, а до этого был главным поваром в семействе Хурина Мордерата. Но, ссылаясь на состояние своего здоровья, попросил освободить его от занимаемого места, предложив нанять главным поваром своего ученика, а сам согласился отправиться для обучения невесты императорского сына.

Все учителя, которые за прошедшие годы учили принцессу, были известны, как и их сегодняшнее местонахождение, за исключением нескольких. Где находились Гонорий Линдворм, Ядвига Брекноуг и Лавиния из Ордена Плачущих – неизвестно.

Гонорий Линдворм из Подлунного королевства был учителем принцессы по оккультной анатомии, очень своеобразного предмета, скажу я вам. Его изучение заняло всего пару месяцев, правда, ежедневных занятий, после чего он покинул Королевство Туманов.

Ядвига Брекноуг из империи под Черной луной, преподаватель по ритуальной магии с прекрасными рекомендациями, в том числе и двух Академий – Радогона Северного и Магических искусств занималась с Кирстен в течение трех лет,  каждый месяц по три дня, по восемь часов с двумя небольшими перерывами. Следующее ее появление ожидается – я взглянула на календарь – через пару дней.

Лавиния из Ордена Плачущих, преподаватель по траволечению, два дня назад прислала письмо, что появится у своей ученицы поздней весной.

– Потрясающе, – подумала я, – двух из этой троицы я, похоже, немного знаю, но что-то подсказывает мне, что и Ядвига – это нечто знакомое, а не леди Изольда прячется под этим именем? Она много сил и времени приложила для изучения данного направления магии и не только в Академии. Уже интересно, пора и вопросы задавать.

Дверь бесшумно отворилась. На пороге появился худенький, неприметного вида юноша. Но внешность обманчива, он мог быть и достаточно взрослым мужчиной, просто мелкий котейка – до старости котейка. Так говаривал мой дедуля-старший,  выглядевший         по жизни вот таким котейкой,  а по характеру –  свирепым тигром, которого во время его службы в гарнизонах империи страшно боялись сингариты и прочие агрессивные народцы, набегавшие на эти самые гарнизоны.

– Леди Видана, лорд Ольгерд просил передать, что если у Вас возникли вопросы, берите папку с делом и следуйте за мной, – сказал он.

– Да Вы вовремя, спасибо, – подтвердила я и, аккуратно сложив свитки, отправилась вслед за ним.

Мы шли по коридору Тайной канцелярии, стояла тишина. Поворот, другой, и мы оказались у двери кабинета, на которой висела табличка «Зал совещаний». Мой проводник толкнул дверь, и входя вслед за ним, я оказалась в просторной  комнате, посередине которой располагался большой овальный стол. На стене, слева от двери, огромная доска во всю стену. Окон не было, стены зеленовато-серого цвета, на них висели мужские портреты, наверное, бывших руководителей Тайной канцелярии, особенно выделялся один портрет – Армана Тримеера, а также карты столицы и империи. Освещалась комната магическими светильниками.

За столом сидело несколько мужчин, перед которыми лежали свитки, карандаши, перья. Лица возбужденные,  было видно, что обсуждение в самом разгаре, и, кажется, мы прервали горячий спор. Увидев входящих, они с изумлением уставились на меня.

– Видана, – раздался звучный голос главы Тайной канцелярии лорда Рэндела Никсона, сидевшего во главе стола, – как ты можешь такое терпеть? Твой попечитель совершенно потерял совесть, в выходной день вытащил юную леди и куда – в Тайную канцелярию.

– Я думаю, – насмешливо произнес Вулфдар, уже знакомый мне по допросу, – как лорд попечитель, так и его подопечная, адептка Берг, совести не имеют совсем, одним словом, родственники.

– Добрый день, лорды, – поздоровалась бессовестная адептка и прошла к не менее бессовестному попечителю, стул рядом с которым был свободен, который она и заняла.

– Что ты обнаружила? – не обращая внимания на высказывания лордов, спросил Тримеер.

– У меня появились вопросы пока в отношении трех персон и еще, лорд Тримеер, кто этим делом занимается? – обратилась я к попечителю.

– Я. Это дело изучал я, – подал голос Кир, сидящий наискосок от меня, – мне кажется, там все чисто. А что у Вас, адептка Берг, появились вопросы? – ехидно спросил он.

–  Видана, – спокойно спросил Вулфдар, – что или кто тебя беспокоит?

– Вот смотрите, – я открывала свои записи, – вампир Гонорий Линдворм преподавал принцессе оккультную анатомию, местонахождение неизвестно. Но в нашей Академии старшим лаборантом на лечебном факультете трудится вампир Гонорий Линдворм. На днях он проговорился, что не желает иметь дело с родней, проживающей в Подлунном  Королевстве. Старается не встречаться со мной даже взглядом, я его раздражаю или пугаю, мне не понятно, но скорее всего, второе. Идем дальше, два дня назад от Лавинии из Ордена плачущих поступило письмо, что к ученице она прибудет поздней весной…

– Ну и что? – резко оборвал меня Кир, он побледнел и не сводил с меня колючего взгляда, – что Вам не нравится, адептка?

– Ну конечно, не нравится, – ответил за меня Тримеер, – Лавинию убили четыре дня назад. Видана, значит, это то, о чем ты говорила на допросе?

– Уверена, лорд Тримеер, все именно так и есть, – подтвердила я, – она жива, просто переползла в другое тело. Разум, интеллект – все сохраняется. Помните, она то появлялась, то исчезала, а затем опять появлялась, восстанавливая свой круг общения…

– Так, понятно, а кто третий? – уточнил Тримеер.

– Лорд Тримеер, – набралась наглости адептка и спросила, – а можно выяснить, как часто леди Изольда Норберт покидала империю? Меня интересует преподаватель Ядвига Брекноуг, она три дня в месяц преподавала ритуальную магию. А леди Изольда мастер данного направления  и, кроме того, необходимо выяснить, давали ли леди Ядвиге рекомендательные письма Академии – наша и Радогона Северного – или это искусная подделка?

– Академия магических искусств рекомендаций некой Ядвиге  Брекноуг не давала, однозначно. Рекомендации подписывают ректор и я, – пояснил мне лорд Тримеер, – а Вы, леди, неплохо изучили дело пропавшей Амилен Амбрелиаз, мои поздравления!

– Я не понял, – на меня смотрели ставшие квадратными глаза Кира, – что Вы этим хотите сказать, лорд Тримеер? Адептка Берг изучала дело Амилен Амбрелиаз? А на каком основании?

– Кир, так это Вы вели дело об исчезновении Амилен Зархак, в замужестве Амбрелиаз? – развернулась я к нему и засыпала вопросами, – а просветите, Кир, Вас о таком отвратительном расследовании кто попросил, брат леди Амилен, Ричард Зархак?  Он, если мне не изменяет память, служил здесь? И почему Вы не искали ее?

– Адептка, Вы слишком молоды и наивны, – съязвил Кир, – что Вы понимаете в ведение уголовных дел?

– Ничего, – согласилась адептка, – кроме одного: чернила в деле не обновлялись с момента первых записей, а это значит, что следователь, занимавшийся данным делом, по какой-то причине не был заинтересован в нахождении леди Амилен Амбрелиаз.

– Ну, ты еще скажи, что знаешь, где она, – завелся Кир.

– Уважаемый Кир, однажды у нас с Вами в библиотеке случилась неприятная сцена. И Вам было предложено не тыкать незнакомым людям – это первое, а второе – да, я знаю, где она. А вот какой у Вас в этом деле интерес? Расскажите. Или Вы  тоже свой среди чужих, чужой среди своих? – поинтересовалась адептка.

В комнате наступила тишина. И лорды-следователи в открытую изучали – кто меня, а кто Кира, который покрылся пятнами и смотрел на Тримеера.

– Лорд Тримеер, к Вашей подопечной сватов можно засылать? – спросил Кир.

– Нет. Вопрос с помолвками адептки Виданы Берг закрыт раз и навсегда. – Ответил тот, – и не ускользай от темы, мы ждем рассказа, как Ричард Зархак убедил тебя не расследовать дело о пропаже его сестры. Кир, я понимаю, он нашел слова. Вы учились вместе в Академии Радогона Северного, не так ли?

– Да, мы учились вместе, дружили, и я влюбился в его сестру Амилен Зархак. А она… великолепно манипулировала окружающими, внушая им призрачную надежду, и использовала там, где считала нужным. Амилен Зархак по окончании Академии стала фрейлиной императорского двора, я наблюдал за ней издалека… но кто я такой? Она – первая красавица императорского двора, а я – обычный служака в Тайной канцелярии. Мне нравится то, чем я занимаюсь, но рассчитывать на внимание такой красавицы не приходилось. И вот однажды она пропала, а перед этим ее выдали замуж за Франца Амбрелиаза. Когда началось расследование, Ричард появился вечером у моих родителей, и мы сидели, разговаривали…

– И сколько было выпито? – спросил совершенно спокойно Вулфдар, покручивая в руках карандаш и задумчиво разглядывая Кира.

– Много. Достаточно для того, чтобы я дал честное слово не ломать жизнь леди Амилен, которая скрылась от преследования со стороны Хурина Мордерата, пожелавшего  сделать ее своей любовницей, – бледнея и краснея, сказал Кир.

– Мило, – вырвалось у меня, на меня с изумлением смотрели все, находившиеся в комнате, – а неплохо она Вас, Кир, подставила. Ай да умница. Действительно, классный манипулятор, и сколько же вас таких использованных, даже и представить страшно.

– Вы издеваетесь? – спросил Кир, – я ее любил.

– Да? Вы сами-то верите, Кир, в то, что говорите? Если со времен Академии знали, что Амилен Зархак использует всех, кто попадается ей на пути, как Вы могли любить ее? – поинтересовалась я.

– Адептка, Вы ничего не понимаете в женской красоте и неотразимости, от которой навсегда теряешь голову, – хамовато заявил он.

– Даже спорить не буду, ценителем женской красоты я не являюсь, однозначно. Но позвольте бестактный вопрос: коль Вы потеряли голову раз и навсегда, что ж Вы сватов-то собрались ко мне засылать? – съязвила я, – вот уж нищая адептка - полукровка конкурировать с блестящей Амилен Зархак не сможет никак.

– Вы злопамятны, адептка Берг? – изумился Кир.

– Не совсем так, – неожиданно усмехнулся Вулфдар, – девушка продемонстрировала свое природное любопытство и хорошую логику. Так я правильно понял, что ты просто спустил это дело на тормозах, и не влезь в него адептка Берг на зимних праздниках, в один прекрасный момент дело было бы сдано в архив с пометкой «в связи с истечением срока давности»? А ты держал дело в своем сейфе, делая вид, что нет-нет, да возвращаешься к нему, однако не ударил палец о палец.

– Вы знаете, где она? – в очередной раз, покрываясь пятнами, произнес Кир, – леди Амилен Амбрелиаз жива?

– Знаем. И знаем благодаря, опять же, Видане, чем она все эти годы занималась, – жестко ответил Тримеер, – Кир, тебя использовали, как и многих. Но дело в том, что те, многие, не были сотрудниками Тайной канцелярии. Ну и что делать будем? Сам как считаешь?

– Дайте мне шанс поправить то, что еще можно поправить, – проговорил Кир, – я не думал, что тема Амилен Амбрелиаз может быть столь серьезной. Красивая женщина, умная, но не возжелай ее покойный Мордерат…

– Кир, Вы это серьезно? – удивилась я, – прожженному до мозга костей финансисту нужна была беспринципная, идущая по головам красотка? Я думаю, что он ее очень быстро просчитал и понял, чего на самом деле  добивается Амилен Зархак, и ее интерес не был связан с лордом наместником.

– Ольгерд, я все понимаю, – с изумлением начал лорд Никсон, не вмешивавшийся в разговор, однако внимательно наблюдающий за всеми, – но сколько Видане лет, чтобы она о таких вещах вот так спокойно рассуждала? В ее возрасте нужно думать о танцах, балах, развлечениях…

– Рэндел, что тебя возмущает? – устало спросил Тримеер, – Видана такая, какая есть. Да, она не вписывается в общую картинку о том, какой должна быть девушка ее возраста в понимании большинства, исключения бывают всегда, вот она им и является.

– Лорд Никсон, так я вроде здесь живу, среди людей. Вы же не думаете, что в Академии все говорят стихами и только о возвышенном? –  спросила я, – обиды, ревности, ненависть кипят так, что брызги огненной лавы во все стороны разлетаются.

– Сказала очаровательная адептка с обожженной спиной. – Неожиданно мягко, по-отечески улыбнулся Вулфдар, – Рэндел, ты это брось, девочку не сбивай с правильного пути. Пусть лучше в расследованиях участвует, чем по балам да развлечениям шатается, где как раз обилие таких алчных и беспринципных леди и лордов встречается.

– То есть, Вы хотите сказать, Видана Берг, – подчеркнуто вежливо начал Кир, – что не Хурин Мордерат был причиной ее побега?

– Блестяще, Кир, наконец-то Вы догадались, – заявила адептка, – ну конечно, не Хурин  Мордерат. Просто в планы Амилен Амбрелиаз не входила жизнь с боевым магом Францем Амбрелиазом в одном из гарнизонов империи, потому она и сбежала. Но вот куда делись ее служанка и поверенный семьи Зархак, Вы не докопались, а жаль. Или люди, простые люди в нашей империи, не нуждаются в защите? В таком случае, чего Вы удивляетесь, что с Вами так гадко поступили? Вы не лучше ее, Кир.

– Ольгерд, какая страшная девушка твоя подопечная, – внезапно раздался голос одного из молчавших мужчин, – как Вы живете с такими мыслями, а?

– Не хуже тех, кто мечтает о Хеннеси, камине и красивой одежде, – ответила страшная девушка и замолчала.

– Лорд Тримеер, девушку мне в отдел на летнюю практику можно? – продолжил тот же мужчина, – криминалист из нее неплохой выйдет, наблюдательная она и логически мыслить научена. Вот только я немного удивлен, что Вы позволяете девушке в сыскную деятельность углубляться.

– Нет. Практику адептка Видана Берг будет проходить у меня, – жестко отпарировал Вулфдар, – девочку не отдам. У меня дел с гномами, лешаками и оборотнями намного больше, чем у тебя, Янус. А она с ними общается спокойно, как с родственниками. Мои сотрудники, – он посмотрел на меня, – тебя уже ждут. В пару с младшим братом Бохуса поставлю, вы с ним дел наворотите, – улыбнулся он.

– Да ладно, Брахус у Вас служит? Здорово, – обрадовалась адептка.

– Ну, что я говорил, – расцвел Вулфдар, – наша девочка. Перебьются криминалисты без тебя. 

– Шанс мне дадите? – спросил Кир.

– Один. Единственный. – Спокойно ответил Тримеер, – распоряжения сейчас получишь. Справишься, будем решать дальше, нет – сам знаешь, что тебя ожидает.