Вынужденная мера

Автор: 
Элла Рейн

Дверь ректорского корпуса неслышно закрылась за моей спиной, а я стояла на крыльце и, подставив лицо солнцу, мучительно пыталась понять, что произошло за несколько последних часов моей жизни.

– Коварство – фамильная черта Тримееров, об этом мне говорили ни единожды, но что бы вот так, нож в спину под видом заботы… ну-ну, любимые родственники, посмотрим, кто кого, – так думала я, покидая кабинет ректора, в котором мне вручили письмо об отзыве ранее присланного предложения о прохождении летней практики в Тайной канцелярии. – Беда не приходит одна, всегда собирается тугой такой злобный клубочек, чье назначение – отравить жизнь. Только час назад я получила подтверждение, что древняя сущность, появившаяся некогда на свет под именем Эллана Блэкрэдсана, живет в теле моего деда лорда Эдварда Тримеера, даже не успела отойти от такого страшного сюрприза, и нате Вам, получите – распишитесь…

Лорд Эрмитас, с трудом скрывая радость от полученного официального документа, разрушающего все мои планы на лето, тут же предложил на выбор несколько мест прохождения практики здесь, в Академии.

– Лорд ректор, как Вы не понимаете, я четыре года безвылазно находилась здесь и устала от одной и той же картины, – объясняла я свое нежелание проходить практику в Академии, – да я согласна отправиться на заставу целителем, лишь бы только не прожить еще одно лето здесь.

– Видана, ну погоди, не отказывайся вот так сразу, – огорчился лорд ректор и по совместительству мой дядюшка, – Тебей спит и видит тебя в музей заполучить на практику. Тарш желает, чтобы вы с Тимом за лето организовали косметологическое отделение, доходы от которого пойдут на наших старичков, родственников не имеющих. Я надеюсь, что вы с адептом Дейдрисом наладите связи между Академиями по поводу различных турниров, олимпиад и патриотической работы с младшими курсами, – он перечислял мне все варианты, список которых лежал перед ним на столе, –  время еще есть, через неделю начнутся зачеты, потом экзамены. Целых полтора месяца впереди, подумай, не говори нет вот так сразу.

– Спасибо, лорд ректор, – я поднялась из-за стола, – конечно, подумаю, но не сердитесь на меня, если отвечу отказом. Все предложения великолепны, говорю честно, но я так рассчитывала на практику в Тайной канцелярии, что сегодняшний отзыв их раннего предложения поверг меня в шок.

– Видана, если я правильно понимаю, желание леди Амилен забрать тебя на домашнее обучение и сегодняшний документ – звенья одной цепи, –  ответил ректор, – конечно, будь Ольгерд с нами, такого просто и быть не могло, но увы… Его нет, а родственники в курсе твоей беременности, и леди Амилен, смирившись с тем, что ты остаешься учиться в Академии, добилась от лорда Никсона и Альбера документа о запрете проходить практику в Тайной канцелярии.

– Я догадалась, чья это идея, но и Альбер сразу высказывался против моего присутствия в Тайной канцелярии, жаль, просто жаль. Жизнь так коротка, она преступно коротка, и потому я не собираюсь сидеть сложа руки  и плясать под дудку бабушки и дяди. Ольгерд был на моей стороне, мне этого достаточно, и то, что его нет с нами, ровным счетом ничего не меняет.

– Ну что ты собираешься делать? – удивился ректор Эрмитас, – обойти решение Главы Тайной канцелярии невозможно, если только не добьешься аудиенции у императора, но и там может быть получен отказ.

– Даже не сомневаюсь в этом, – ответила я, подумав, что и леди Виргиния  могла приложить руку к появлению данного документа, – нет, я пойду другим путем, мера эта вынужденная, но родственники не оставили мне иного варианта.

– Значит, ты уже решила, что будешь делать, и наши варианты тебя не устроили, – печально сказал ректор, – Видан, не о себе, так хоть о сыновьях подумай, а…

– Дядюшка, а вот это уже некрасиво, – поведала я, – давайте не будем манипулировать малышами, которым на свет появляться не завтра, а через семь с половиной месяцев. Не уподобляйтесь леди Амилен, которую в реальности интересую не я сама, а дети ее покойного сына, и совсем не удивлюсь, если скоро последует предложение в обмен на учебу в Академии отдать детей им.

– Ну, она его уже озвучила, – негромко произнес лорд Эрмитас, – на посиделках с подругами, когда праздновали рождение внучки леди Барнаус, твоя бабушка ясно высказалась, что мальчики после рождения будут жить в замке, им подберут кормилицу, а ты продолжишь учебу в Академии, если не желаешь перейти на домашнее обучение.

Я онемела и, стоя у стола, смотрела потрясенными глазами на него, чувствуя, как слезы заполняют глаза, а в горле встает ком. Нет, я, конечно,  догадывалась, что с гибелью лорда Тримеера мои проблемы только начинаются, но не подозревала, как много открытий предстоит сделать в скором времени и сколько боли они мне принесут.

– Какое счастье, что я совершеннолетняя и не сирота, выкрутить руки мне не удастся, а потом вот таким же образом, она будет меня толкать на брак с кем-нибудь, я правильно понимаю?

– Ты правильно сказала, ты совершеннолетняя и не сирота, – спокойно ответил ректор, – а потому в обиду тебя мы не дадим. Рожать будешь здесь, в Академии, под присмотром Тарша, нужно будет, он вызовет из столицы целителя, а затем живешь в Фоксвиллидж с детьми и леди Ребеккой. Если леди Амилен пожелает оформить над тобой попечительство, пока дети будут маленькими, то шансов у нее нет ни одного. Во-первых, у тебя есть отец, во-вторых, – бабушка, а в-третьих, есть Чарльз Блэкрэдсан, кузен Троя Берга, ближе их по родству у тебя нет никого, лорд Генрих Тримеер –  твой двоюродный дед, но зная его, могу сразу сказать, он на такое не пойдет. То есть ты в окружении рода Блэкрэдсан, а если учесть, что жена Чарльза – Регина рода, то все попытки принудить тебя отдать детей, которые, как ты правильно заметила, появятся только через семь с половиной месяцев, обречены на провал изначально.

– Спасибо, мне важно это было услышать. Я возвращаюсь к своим делам, – подойдя к двери и взявшись за ручку, услышала:

– Главное – не расстраивайся, у тебя все получится, лично я в этом не сомневаюсь. Будет необходима помощь – обращайся, сделаем что нужно, –  оглянулась, лорд ректор погрузился в документы, коих на столе лежала большая стопка.

Я покинула здание и направилась в библиотеку, чтобы, усевшись с книгами в обнимку, поразмыслить о том, как проходить практику.

*  *  *

– Флинт, тема моей курсовой работы по магической культурологии – «Искусство Первой эпохи», посоветуешь какую-нибудь литературу? – спросила я у библиотекаря, занимая любимый стол у окна, – пожалуй, сегодня с ней поработаю, а на десерт продолжу изучать энциклопедию магических родов.

– Сейчас литература будет, – пообещал Флинт и спросил, – ты расстроена, что-то случилось?

Негромко, чтобы не мешать адептам, корпящим над письменными работами и изучающим источники, рассказала о том, что Тайная канцелярия отозвала предложение о прохождении моей летней практики у них.

– Видана, все, что ни делается –  к лучшему, – как всегда философски заметил библиотекарь, – вот увидишь, этот отказ открывает для тебя дорогу к более важному и интересному пути. Думаю, что ты уже знаешь, что делать.

– Думаю, да, – согласилась я с ним, – но сначала сдадим сессию.

– Молодец, я за книгами, – и Флинт исчез за полками, а я задумчиво смотрела в окно.

– Вот и что мне со всем этим делать? – задавалась я вопросами. – С лордом Делагарди, с Гиеном Мордератом и его отцом, с желаниями леди Амилен… Я одна, а вас так много, и каждый чего-то хочет от меня, впрочем, это не мои проблемы. Как мне поступить, я знаю, а если при этом кто-то будет обижен, ну что ж, c’estlavie… никто не обещал, что все будет  так, как вы задумали. Должен быть и на моей улице праздник. И вообще, несмотря ни на что, я желаю быть счастливой и буду ей и обязательно найду ответ на вопрос, что же случилось в замке Рэдривел.

– Я уже здесь, читай, пиши, – на столе появилось несколько книг, и Флинт доложился, – а вот и брат твой идет, прессу всю сгреб, адепток лишил на время возможности «Дамский угодник» почитать.

– Ничего страшно, пусть они курсовые работы пишут, – улыбнулся Шерлос, усаживаясь напротив меня и положив стопку свитков, – а я пока просвещаться буду, мне же интересно, что в мире творится, да и в империи тоже.

И мы погрузились в изучение: я – книг по искусству Первой эпохи, а брат – прессы, вышедшей сегодня ранним утром.

– Нет, ты только послушай, – привлек мое внимание Шерлос, – что она пишет: «Мы понесли великую утрату, наша подруга, вдохновитель, талантливая магиня и счастливая мать, безмерно любившая своего сына, Изольда Норберт погибла в день Прозерпины, день мудрости и встреч с единомышленниками. Мы плачем, нам больно, а она в Вечности в лучшем из миров, где ее встретили, мы уверены в этом, у дверей мудрейшие из мудрейших магов, когда-либо жившие на этом свете. Мы горюем оттого, что  она не прилетит в нашу редакцию и, заняв свой стол, не скажет весело: «Ну что, почаевничаем и обсудим интересные материалы? Я тут принесла в клювике кое-что, налетайте, кто возьмет интересные темы?». Она была веселой, жизнелюбивой и очень дружелюбной, а как леди Изольда горевала, когда погиб наш друг и сотрудник, репортер Лиес Грейбран. Вот только недавно она читала его материал и дружески увещевала: «Осторожней, Лиес,  не сделай больно адептам, они еще такие юные и говорят то, что скажут преподаватели, а не сами по себе. Я знаю, мой сын в этом возрасте, и он там был», а Лиес горячился и отстаивал каждую строчку с пеной у рта, и леди Изольда позволила выпустить материал в печать. И вот ее нет, следствию еще предстоит выяснить, кто поднял руку на леди Изольду Норберт, но наши информаторы назвали имя той, что погубила нашу подругу и вдохновителя. Все произошло в замке Рэдривел, в этом удивительном и страшном двойнике жемчужины Подлунного Королевства – замка Офулдет, куда леди Изольда прибыла для встречи с сыном. Юная вдовушка, видимо, посчитала леди Норберт виновницей гибели своего мужа и нанесла предательский удар исподтишка, когда леди пожелала ее обнять и утешить. Мы будем следить за этим страшным преступлением и обязательно доведем до нашего читателя, чем закончится расследование, и надеемся, что сейчас, когда лорд Тримеер не может покрывать выходки своей жены, адептка Тримеер понесет заслуженное наказание».

– Вот сейчас я поняла, как вовремя пришел отзыв на мою практику в Тайную канцелярию, дорога туда мне закрыта раз и навсегда, – вырвалось у меня, когда брат замолчал.

– Что? Что ты сказала? Как отозвали? – Шерлос побелел и сжал карандаш так, что тот сломался и его обломки разлетелись по сторонам. –  Причину нашли, да? И что лорд ректор?

– Предложил несколько вариантов, все очень привлекательные, но я не соглашусь, – ответила я, – скорее на заставу улечу целителем, но не позволю себя запереть здесь, в Академии, или в замке Тримееров.

– Так, успокойся, сестра, никакой заставы, оставим этот вариант на самый крайний случай и то, если придется туда отправляться, значит, полетим вместе. Ну что, оформляем свою компанию? Я думал, что мы ее откроем по окончании Академии, но раз пошла такая игра, пока сдаем сессию, документы как раз пройдут проверку, и императорские органы выдадут соответствующие бумаги, – решил брат, – это вынужденная мера, но я думаю, самая правильная.

– Я об этом же самое подумала, когда читала документ, – призналась я,  – решила, что открывать будем летом, но тебя на практику берут, не отказывают.

– Сам откажусь, – пожал он плечами, – а потом, ты самый близкий для меня человек наравне с родителями и бабушкой, и мне совсем не нравится, что с моей сестрой так поступают. И за пределами Академии ты будешь передвигаться либо со мной, либо с папой, чтобы ни у кого не возникло желания очередную глупость сотворить.

– Слушай, а письмо, что получил шестикурсник с указанием наказать меня, ты думаешь, это дело рук леди Цецилии Мордерат? Но кто бы его тогда на дистанции разместил? А вот адепт Ворхорс вполне мог это сделать, и тогда всплывает только одна кандидатура – леди Изольда, – задумчиво говорила я, рисуя круги по свитку, – особенно если учесть, что я должна была погибнуть. Красивая схема, не находишь?

– Нахожу и даже соглашусь на все сто процентов, – оторвался Шерлос от свитка, – леди одним махом избавлялась от ненавистных лорда и леди Тримеер. Ты же нашла бабушку, а значит, это угроза леди Деворе Норберт и будущему финансовому состоянию Георга, ты выявила адептку Мурель, и она осталась жива, а даже будучи в заключение у нее есть право дать поручение соответствующим специалистам, и они добьются ее части наследства, ну хотя бы постараются. Георг влюбился в тебя, а ей это как нож в сердце, как только ты становишься вдовой, и Георга, переведенного к нам в Академию, уже не остановить, впрочем, мы это уже увидели. Да, сестра, у леди должны были быть сплошные дивиденды от твоей гибели, и потом, она бы осталась жива еще на многие годы, прежде чем появился бы тот, кто рискнул поднять на нее руку.

– А вот с Кирой Мурель вполне можно заключить договор и начать искать варианты, как вернуть часть наследства покойной родственницы девушке, – предложила я, – ей оно не помешает, когда на свободу выйдет.

– Ну, вот видишь, первый клиент уже есть, главное, чтобы девушка согласилась, – поддержал брат, – я начинаю писать черновик статьи.

– Хорошо, а я возвращаюсь к своей курсовой работе, – и мы погрузились в работу, не замечая, что было совсем неудивительно, Асмуса, сидевшего на подоконнике и внимательно слушавшего нас.